1. Report of ZharBirds member about exhibition of Pasha183 in Moscow. The artist died exactly one year ago.

    All photos and article here.

     

  2. Калинов Мост - Дудки

    Дудки поют у меня в голове.
    Я в облаках: лю-ли-лю.
    А в эфире засели пройдохи-враги, -
    Это мне не по нутру.
    Как понимать текущий момент,
    Куда же смотрит начальство?
    Целенаправленно мозги заправляют,
    Это больше, чем наше нахальство.

    Есть, чем гордится, 
    С кого брать пример:
    Дед мой сгорел в Сталинграде.
    Отец-работяга строил дома,
    За труд представлен к награде.

    Я - честный парень,
    Таких миллионы,
    Мы гордимся своим Отечеством.
    Но чувствуем кожей, 
    Как нас отравляют,
    Едва расстались с младенчеством.

    О - о, где моя песня?
    Я потихоньку сдвигаюсь.
    Нужен отпор на культурный террор, -
    Злобою переполняюсь.

    Мама кормила меня молоком,
    Спи до утра: баю-бай.
    Подрастешь, по земле ступай 
    В полный рост,
    Гордым будь, не прозябай.
    Солнцем палимая, Ветром гонимая,
    Где моя песня, ответь?
    Понесу в горле ком 
    Поутру в исполком -
    Нет больше мочи терпеть.
    Пусть объяснят, до каких это пор
    Будут нагло картавить экраны?
    Что мне читать, что мне глотать?
    Пусть забинтуют мне раны.

    О - о, где моя песня?
    Сколько же можно искать?
    Нужен отпор на культурный террор,
    Хватит нас за нос таскать.
    О - о, где моя песня?
    Сколько же можно искать?

     
  3. О чем шумите вы, народные витии?

    Зачем анафемой грозите вы России?

    Что возмутило вас? волнения Литвы?

    Оставьте: это спор славян между собою,

    Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

    Вопрос, которого не разрешите вы.

    <…>

    Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

    Иль старый богатырь, покойный на постеле,

    Не в силах завинтить свой измаильский штык?

    Иль русского царя уже бессильно слово?

    Иль нам с Европой спорить ново?

    Иль русский от побед отвык?

    Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

    От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

    От потрясенного Кремля

    До стен недвижного Китая,

    Стальной щетиною сверкая,

    Не встанет русская земля?..

    Слова: А.Пушкин
    Крымский пейзаж: М.Волошин

     
  4. Я вёл расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.
    Смотрела гордо и сердито.
    Платок от боли закусила.
    Потом сказала: «Слушай, хлопец,
    Я всё равно от пули сгину.
    Дай перед тем, как будешь хлопать,
    Дай поглядеть на Украину.
    На Украине кони скачут
    Под стягом с именем Бандеры.
    На Украине ружья прячут,
    На Украине ищут веры.
    Кипит зелёная горилка
    В белёных хатах под Березно,
    И пьяным москалям с ухмылкой
    В затылки тычутся обрезы.
    Пора пограбить печенегам!
    Пора поплакать русским бабам!
    Довольно украинским хлебом
    Кормиться москалям и швабам!
    Им не жиреть на нашем сале
    И нашей водкой не обпиться!
    Еще не начисто вписали
    Хохлов в Россию летописцы!
    Пускай уздечкой, как монистом,
    Позвякает бульбаш по полю!
    Нехай як хочут коммунисты
    В своей Руси будуют волю…
    Придуманы колхозы ими
    Для ротозея и растяпы.
    Нам всё равно на Украине,
    НКВД или гестапо».
    И я сказал: «Пошли, гадюка,
    Получишь то, что заслужила.
    Не ты ль вчера ножом без звука
    Дружка навеки уложила.
    Таких, как ты, полно по свету,
    Таких, как он, на свете мало.
    Так помирать тебе в кювете,
    Не ожидая трибунала».
    Мы шли. А поле было дико.
    В дубраве птица голосила.
    Я вёл расстреливать бандитку.
    Она пощады не просила.

    сентябрь 1944-1946

    Давид Самойлов

     
  5. Photos of revolutionary Kiev and the Cold War in the Crimea from a member of community ZharBirds.
    More photos here http://www.flickr.com/photos/kreker/

     
  6.  
  7. Devouring Time, blunt thou the lion’s paws,
    And make the earth devour her own sweet brood;
    Pluck the keen teeth from the fierce tiger’s jaws,
    And burn the long-lived phoenix in her blood;
    Make glad and sorry seasons as thou fleet’st,
    And do whate’er thou wilt, swift-footed Time,
    To the wide world and all her fading sweets;
    But I forbid thee one most heinous crime:
    O, carve not with thy hours my love’s fair brow,
    Nor draw no lines there with thine antique pen;
    Him in thy course untainted do allow
    For beauty’s pattern to succeeding men.
    Yet, do thy worst, old Time: despite thy wrong,
    My love shall in my verse ever live young.

    Shakespeare. Sonnet 19